amyatishkin (amyatishkin) wrote,
amyatishkin
amyatishkin

Categories:

Козлов И.А. Жизнь в борьбе (1956)

Козлов И. А. Жизнь в борьбе (1956)
Козлов И. А. Жизнь в борьбе.
М.: Молодая гвардия, 1956.
400 с. Тираж 90 000 экз. Цена 7 р. 60 к.



Автор: Еще задолго до войны я задумал написать свои воспоминания, в которых мне хотелось в простой, доступной широкому кругу читателей форме рассказать о жизненном пути рядового большевика из старой партийной гвардии. Такое биографическое повествование, основанное на личных воспоминаниях, историко-партийной документации и моих литературных работах, в разное время опубликованных в советской печати, по замыслу моему, ставит своей целью показать образы рядовых большевиков — бесстрашных борцов с царизмом и врагами советской власти.
Первая часть — «Детство» — охватывает период с 1894 по 1904 год. В ней рассказывается о судьбе мальчика из бедной крестьянской семьи — судьбе, типичной для многих миллионов детей бедняков царской России.
Вторая часть книги — «Грозные годы» — рисует революционные события 1905 года на Коломенском машиностроительном заводе и отчасти в городе Коломне.
Третья часть — «Егорьевск» — рассказывает о первых, может быть не всегда умелых, шагах егорьевских большевиков в новых условиях — в условиях подполья после разгрома революции 1905 года. Она охватывает период с декабря 1905 года по январь 1907 года.


Автор прославился отличной книгой "В крымском подполье", за которую огреб Сталинскую премию. А это воспоминания от детства до начальной революционной деятельности.
Жизнь в коломенском селе в бедной семье, как раз с примером как работает община, как действует кулак, почему единственный шанс - вырваться на заработки в город. Попытки устроиться в мальчики при магазине, учеба и работа на столяра (потом пригодилось в Крыму) на "Мюр и Мерилиз", возвращение в Коломну, работа там на заводе, первая стачка и разгром ее войсками, жизнь в кустарях и начало самостоятельной революционной деятельности.

Хозяйка считала меня человеком «хотя и молодым, но самостоятельным». Во-первых, я снимал топчан на одного и платил ей за это целых два рубля в месяц; во-вторых, она никогда не видала меня пьяным и я ни с кем не скандалил.

Есть и забавные моменты.
Большевицкий "трап":
Все эти девушки жили по квартирам или с семьями, а Сапожкову и Старкевичу хотелось расшевелить девушек, живущих «на спальнях», то-есть в рабочих казармах и женских общежитиях. Однако пробраться в общежития работниц было очень трудно, а мужчинам почти невозможно. Чтобы попасть в «спальни», требовался пропуск, а сами девушки за ворота фабрики почти не выходили. Члены комитета много думали над этим вопросом, но решение его пришло совершенно случайно.
— Чего нам всем голову ломать, — не то всерьез, не то в шутку заявил Николай Васильевич. — Гошке поручено, ну и пусть придумает, как быть, и доводит дело до конца. Пусть хоть сам юбку наденет.
— А что, может, и в самом деле! — воодушевился Старкевич. — Гошка, да ведь ты же замечательно играешь женские роли. Еще немного потренируешься и вполне сойдешь за красную девицу.
Худощавый, щупленький и миловидный Гошка Николаев действительно не раз играл женские роли в любительских спектаклях. Предложение Старкевича одобрили остальные члены коммуны, пришлось оно по душе и самому Гошке.
Посоветовавшись с Ирой Муравьевой, он начал деятельно готовиться к новой роли и стал усердно изучать повадки и манеру речи фабричных девушек. Дуня Соболева подобрала ему фасон платья, скрывающий некоторые «дефекты» фигуры и порекомендовала голубой цвет, который очень шел к светлым глазам и нежному румянцу Гошкиного лица. Такое платье нашлось у одной работницы.
Но прежде чем выпустить на «сцену» своего актера, девчата провели «генеральную репетицию».
В условленный час в садике Ивана Богослова появилась стайка фабричных девчат и среди них одетый в женский наряд Гошка. Идут, весело переговариваются, хохочут. Навстречу им Николай Васильевич Сапожков, которого нарочно привел сюда Старкевич. Поздоровавшись с девушками, Николай Васильевич стал с ними беседовать, не обращая ни малейшего внимания на новенькую. А девушки стоят, подталкивают друг друга, поглядывают на новенькую — Гапку, и что ни слово, то хохот.
— Ну, чего смеетесь? Вам, видимо, палец покажи и то будете смеяться. Бесшабашный народ! — Это была любимая поговорка Сапожкова.
С визгом и смехом потащили девушки с собой «старшого», как звала тогда молодежь Николая Сапожкова.
— Эх, девушки, девушки, ну какие же вы ветрогонки! — сокрушался Николай Васильевич.
— И не стыдно вам, Николай Осипович, порядочных девиц ветрогонками называть? — заговорил вдруг Гошка своим обычным голосом.
Николай Васильевич остановился как вкопанный, с широко раскрытыми глазами.
— Гошка! Негодяй! Неужели это ты? Вот чорт, никогда бы не узнал.
Выдержав «генеральную репетицию», Николаев смело начал свою деятельность. В сопровождении Иры Муравьевой или Фени Зубачевой приходил он в условленное время в женские рабочие казармы и проводил там свои беседы. В скором времени ему удалось втянуть в эту работу несколько девушек, через которых он распространял прокламации, листовки и книги среди работниц фабрики.
К сожалению, довольно скоро пришлось Гошке прекратить свою деятельность пропагандиста в женских казармах фабрики Абега. Причиной этого явилось неожиданное разоблачение пропагандиста.
В тот злосчастный для него вечер было заседание партийного комитета, и Гошка опаздывал в общежитие к условленному часу. А тут еще надо бежать переодеваться. Егор Юмашев помог Николаеву в переодевании. Егор, или, как его называли в коммуне, Гулька, был большой шутник и зубоскал. Под смех и шутки наскоро переодели Гошку, кое-как подвернули брюки и замотали бечевкой. Все было сделано очень небрежно, на скорую руку, и Гошка помчался сломя голову.
Феня Зубачева и Ира Муравьева уже волновались, ожидая его «на спальнях». Тогда ведь каждое опоздание при выполнении партийного поручения могло истолковаться как возможный провал товарища — исполнителя этого поручения. Недоумевали и остальные девушки: Гапка всегда была такая аккуратная.
Но вот пулей влетает взволнованная, долгожданная Гапка, девушки обступили ее и начинают расспрашивать: не обидел ли кто? И вдруг с ужасом замечают, что из-под ворота кофточки торчит сатиновая мужская косоворотка, а из-под юбки виднеется штанина и тянется бечевка.


Автору же пришлось выступать на митинге для солдат гарнизона в бане. В помывочном отделении.
Tags: Мемуары, РКМП, книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Крокожу

    Все побежали читать "Крокодил", и я тоже не удержался. Но, что прискорбно, смешных карикатур, рисунков, которые могут запомниться -…

  • Книжное броненосное

    Доехал новый талмуд от fvl1_01 и еще парочка.

  • Неспешный вестерн

    На мой взгляд неплохая серия с попаданством на Дикий Запад. Как раз заканчивается гражданская война, и тут на пароход "Султана" вылавливают…

  • Иллюстрации к романам

    Перечитывая (таки!) Ламура вдруг сообразил, что места те довольно тщательно обсняты, и если в Св.90е максимум можно было почитать биографии и…

  • Новый Дивов

    С эпидемией, подступившей к границам Родины, моряки столкнулись, мягко говоря, не вовремя; любой поспешный манёвр, в том числе информационный, грозил…

  • Иллюстрации к Ниро Вульфу

    В ходе обсуждения одной книжки с ecoross1 пришел к выводу, что одна стоящая идея там есть. А именно - к американским детективам самыми…

  • Рецепт на все времена

    "Первым делом мы побьем пикового короля, царя Михаила. И побьем мы его червонным королем... царем Николаем! Да, покойным императором Николаем II. Это…

  • "Военные флоты стран Балтийского моря" (1923), на эстонском

    Baltimere riikide sõjalaevastikud. Tallinn: Eesti Merejõudude Staap, 1923 PDF, Flickr

  • Вредные книжки

    Владимир Ильин, серия "Напряжение". Бояръ-аниме во все поля. Читал до 6 утра.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments