amyatishkin (amyatishkin) wrote,
amyatishkin
amyatishkin

Categories:

Блок Ж. Р. Ответственность таланта (1984)


Блок Ж. Р. Ответственность таланта: Худож. публицистика. — М.: Прогресс, 1984.
392 с., 16 л., илл., портр.

В сборник, подготовленный к 100-летию со дня рождения Ж. Р. Блока (1884—1947), вошло лучшее из его публицистического наследия: книга очерков «Испания, Испания!», пьеса «Рождение города», политический памфлет «Мюнхен», радиокомментарии из Москвы «От Франции преданной к Франции, взявшейся за оружие».

СОДЕРЖАНИЕ (не все из сборника делалось)
Публицистика, написанная кровью сердца. В. Н. Седых
Молитва писателя
На грузовом пароходе
Испания, Испания!
Мюнхен, или Путь к капитуляции
После Мюнхена, или Истинная сущность унижения
От Франции преданной к Франции, взявшейся за оружие
Рождественская сказка

Сборник путевых очерков «На грузовом пароходе»
Автор: В пору, когда я еще не окреп после тяжелой болезни и врачи строго-настрого запретили мне работать, переутомляться, заниматься общественной деятельностью, верные друзья, зная мою любовь к морю, договорились с одним бордоским судовладельцем, что он предоставит мне каюту на борту своего грузового парохода. Пользуюсь случаем поблагодарить и их, и этого простого, сердечного человека, радушно приютившего меня на два с лишним месяца.
«Пантуар» готовился к отплытию в Кардифф, откуда должен был доставить на Азорские острова груз угля, а затем отправиться в Сенегал за партией земляных орехов.
Уверенный, что рейсы нам предстоят короткие и безопасные, я надеялся в тишине и покое набраться сил.
Моя книга рассказывает о начале этого путешествия. Те, у кого хватит терпения дочитать ее до конца, убедятся, что я глубоко заблуждался и меня ждало немало сюрпризов.


Немного отличной маринистики. Взгляд на французское судоходство 1921 года из офицерской каюты, чуток романтики, чуток цинизма, юмора и срывания покровов. Получил от книжки удовольствие и рекомендую.
И на всякий случай даю ее отдельно.

Цитаты:

Моряки обожают белое вино. Судовладельцы, люди опытные, отмеряют его крайне скупо. На «Пантуаре» ежедневная норма вина для офицеров не превышает литра. Да и то не белого, а красного...

«Мавритания» плыла в Дакар, и ей оставался еще день пути, то есть она находилась примерно на широте Сен-Луи. Она шла со скоростью десять узлов и держалась в каких-нибудь пятидесяти милях от низкого, плохо просматривавшегося берега. Вдруг откуда ни возьмись появляются три французских броненосца, о названиях которых я умолчу. Выпуская огромные клубы дыма, они плывут прямо к берегу. Флагманский броненосец запрашивает «Мавританию», куда она держит путь, после чего немедленно подает ей сигнал, что она сбилась с курса, и по-отечески советует плыть за броненосцами, поскольку они-то на верном пути. Шабанекс в ответ сообщает положение своего судна на шесть утра и на полдень, потом идет будить «гротмачту», крича ему через дверь: «Там три здоровенных посудины, которые через пару часов сядут на мель и ничего не хотят слушать». Капитан вступает в переговоры, но тоже безуспешно. На болтовню времени не было: «Ну и ладно! Пусть катятся, куда хотят; ответьте им... что хотите, и полный вперед!»
На следующий день, не успела «Мавритания» бросить якорь в Дакаре, как в порт торжественно вплыла вчерашняя эскадра и тоже встала на якорь. Тут же к грузовому пароходу подплыла шлюпка: адмирал вызывал к себе капитана. Какая тут поднялась суматоха! Капитан отправляется на флагманский броненосец, и адмирал говорит ему примерно следующее: «Друг мой, если бы негр на своей пироге не рыбачил в том месте, где по моим представлениям ему вовсе не с чего было находиться, все три мои броненосца сейчас сидели бы на мели. Ни один из моих... ослов-офицеров не сумел как следует определить положение судна, все получили совершенно разные цифры. Только один результат совпал с теми сведениями, которые сообщили мне вы, — они-то и были правильными, но вычисления произвел офицер запаса, так что никто с ними не посчитался. Бедная Франция! Друг мой, дайте мне пожать вашу руку». Офицеры запаса, моряки и пехотинцы, французы и немцы, узнаете ли вы наш общий фольклор?


Матросы и кочегары — скоты, потому что только скоты могут свыкнуться с таким ремеслом, как у них, — вот точка зрения Шабанекса и Гюйо. Я не преувеличиваю и не придумываю — я повторяю то, что не раз слышал своими ушами. Разве что каждый высказывал это суждение по-своему: капитан — не терпящим возражений, довольным и жизнерадостным тоном, главный механик — с несвойственной ему нежностью.
Я бесчисленное количество раз убеждался, что во флоте эта точка зрения распространена почти повсеместно; не могу не прибавить, что ее разделяют сами матросы. Разделяют с отчаянием, гневом или покорностью, за которыми стоят годы нищеты, нравственного падения и пьянства.
Впрочем, я боюсь обобщений и впредь буду осторожнее в своих высказываниях. Я не жил в кубрике, и, хотя впоследствии не раз имел дело с командой, мне не удалось преодолеть классовый барьер, разделявший нас.


Очерки «Испания, Испания!»
Печатались с июня по ноябрь 1936 года — часть описывает обстановку начала мятежа, часть — осуждает политику Франции&Англии в отношении республики. Сказывается восторженно-левый взгляд писателя.

«Мюнхен, или Путь к капитуляции», «После Мюнхена, или Истинная сущность унижения»
Два политических памфлета, идейно и тематически связанных друг с другом, — «Мюнхен, или Путь к капитуляции» и «После Мюнхена, или Истинная сущность унижения».
Опять осуждение курса политиков Франции и Англии.

«От Франции преданной к Франции, взявшейся за оружие»
В книге собраны радиокомментарии, с которыми Ж. Р. Блок выступал по московскому радио в 1941 — 1944 гг.

«Рождественская сказка»
Небольшая альтернативная история
Tags: Испания, Франция, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment