amyatishkin (amyatishkin) wrote,
amyatishkin
amyatishkin

О совслужащих КВЖД в 1929 году


№274
Из сообщения Управления пограничной охраны и войск полномочного представительства ОГПУ Дальневосточного края о насильственной переброске через государственную границу китайскими властями советских служащих КВЖД
26 июня 1929 г.

26 июня 1929 г. в 20 час. 40 мин. прибывшая из г. Маньчжурия к линии границы против ст. Отпор грузовая автомашина, нарушив границу в 10 м западнее железной дороги, прошла в тыл советской территории на 100 м, где остановилась. В грузовике находились трое военных маньчжурских войск и один в гражданском платье. Прибывшие с машины высадили несколько человек. После этого машина удалилась по советской территории вдоль границы в западном направлении на 400 м и остановилась в 50 м от границы... Высаженные с машины задержаны нашим сторожевым нарядом. Оказались служащими КВЖД...

По показаниям переброшенных, они прибыли со ст. Бухеду в г. Маньчжурия для сдачи в советское консульство своих документов и получения виз на выезд в СССР, но 26 июня были арестованы маньчжурскими властями и насильственно переброшены в СССР.
Зам. начальника отделения Управления пограничной охраны и войск ОГПУ Баркан



№280
Из сводки ОГПУ по Дальнему Востоку о концентрации китайских войск в районе ст. Пограничная, формировании белогвардейских банд, арестах советских граждан и издевательствах над ними китайских: властей
26 июля 1929 г.


На ст. Пограничная дополнительно прибыло 10 эшелонов, т. е. не более 6000 чел. Общая численность китайских войск в восточном направлении максимум 8000 чел., конницы мало, артиллерии до 40 орудий горных и 3-дюймовых, 4 орудия 6-дюймовых, есть одна 9-дюймовая, 4 бронепоезда... Китайские власти предложили белогвардейцам создать ударные отряды для выступления на нашу территорию под видом партизанских отрядов, за что участникам гарантировали службу на КВЖД...

Советское население ст. Пограничная терроризировано. Опасается показываться на улице. Мужское население старается скрываться. Кражи имущества и издевательства над совгражданами, угрозы оружием, избиение арестованных вошли в систему китайской полиции. Китсолдаты ходят по квартирам совграждан и под угрозой оружия вымогают продукты. Есть случай публичного изнасилования китайскими солдатами 14-летней девочки, дочери железнодорожного служащего. Аресты и репрессии участились после 19 июля, когда советской администрацией было объявлено, чтобы все совслужащие КВЖД 20 июля не являлись на работу и 22 июля индивидуально подали заявления об увольнении. 22 июля было арестовано 20 чел., причем этот арест сопровождался избиением, семьям высланных профработников предоставлен трехдневный срок для освобождения квартир, из полицейских особенно свирепствует надзиратель железнодорожной полиции Гусев.


№281
Из сводки ОГПУ по Дальнему Востоку о направлении к советской границе крупной белогвардейской банды, сосредоточении китайских войск вблизи советской границы и незаконных действиях китайских властей по отношению к советским гражданам
Не ранее 26 июля 1929 г.{*61}

26 июля со ст. Сочинцзы на киттерритории по направлению к Платоновке вышла банда численностью в 200 чел. под командованием полковника Назарова. Банда вооружена винтовками, каковые получила от киткомандования. 24 июля на ст. Сочинцзы прибыл отряд китсолдат в 200 чел. при пулеметной команде, состоящей из русских белогвардейцев, на ст. Пограничная находится один бронепоезд, кроме войск, находящихся на сопках вокруг ст. Пограничная. В резерве стоит один эшелон в 150 чел. У эшелона постоянно дежурит паровоз на случай эвакуации. Эшелоны с войсками сосредоточены от ст. Пограничная до ст. Мулин, главные силы сосредоточены на ст. Сочинцзы и на Мулинских копях. На всех станциях, где имеются войска, роются окопы...

Некоторые группы солдат ходят по улицам с обнаженными штыками в руках, встретившихся русских зачастую избивают, женщинам абсолютно невозможно выйти на улицу, солдаты не дают прохода. Европейское население обратилось к начальнику гарнизона, начальник гарнизона на жалобу ответил, что ему все известно, но наказать солдат он не может, так как они бросят посты и уйдут в сопки...

На КВЖД издан приказ, что все служащие и рабочие, подавшие заявления об увольнении, будут увольняться не как добровольно уволившиеся, а как совершившие проступок с лишением всех прав и будут выселены в трехдневный срок из занимаемых квартир. Всем семьям арестованных, бежавших и скрывающихся, предложено освободить квартиры в три дня. Причитающееся жалованье не выдается...



№284
Из сводки отдела ОГПУ Забайкальской железной дороги об издевательствах китайских властей над советскими гражданами, работавшими на КВЖД
14 августа 1929 г.

Над гражданами СССР, увольняющимися с дороги и желающими выехать на нашу территорию, китвласти продолжают творить насилия. Так, в Хайларе было арестовано 9 чел., бывших служащих дороги, которые подали докладные записки об увольнении. Всех их посадили в арестное помещение при комендантском управлении, где они содержались до высылки. Аресты производятся на улице, в помещениях служб и т. д. Всем предъявляется обвинение, что они якобы принимают участие в стачечных комитетах и устраивают нелегальные собрания. После этого число увольняющихся начало возрастать. За время с 1 по 8 августа уволилось до 200 чел. Полицией часть из них арестовывается, остальные успевают выехать до ареста. Арестованным предлагается взять обратно свои заявления об увольнении. Применяются репрессии. Так, арестованных Шведа и Бяцуконица за отказ взять обратно докладные об увольнении избили на улице, связали и посадили в тюрьму. Это избиение вызвало большое возмущение толпы, едва не привело к столкновению между гражданами и полицией, избивающей Шведа и Бяцуконица.

Об аналогичных случаях насилий над совгражданами поступают сведения со всех станций КВЖД. Помещения, куда сажают арестованных, представляют собой кошмарное явление. В Джалайноре в помещения 10—12 кв. м было посажено по 25 чел., причем в течение нескольких дней их не выпускали не только на прогулки, а даже для удовлетворения естественных надобностей. В Маньчжурии арестованные сидят в подвале, представляющем собой вырытую в земле яму с низким потолком, наполненную клопами, блохами и мокрицами, которые кишат на стенах. Пища не выдается, приносимые передачи попадают в руки охраняющим, и большая часть всего остается у них. Есть случаи обморочных состояний у арестованных, причем медпомощи добиться почти невозможно. Телеграммы, посылавшиеся совгражданами в адрес германского консула в Харбине Штоббе, китайскими властями не передавались по назначению. В силу этого советские граждане обратились к японскому консулу в Маньчжурии с просьбой переслать телеграмму германскому консулу в Харбине, и только таким образом удалось сообщить Штоббе о положении на линии. Различные драгоманы занимаются рвачеством, заставляют граждан, желающих выехать, платить по 5 — 10 долларов за регистрацию, хотя за таковую всеми уже уплачено коменданту на станции. Все это проходит под покровительством и даже при участии китвластей, так как они не принимают абсолютно никаких мер к прекращению этого, несмотря на неоднократные заявки граждан... Выезжающих гонят под охраной солдат полиции, причем отстающих бьют плетьми и прикладами. 13 августа китвластями из Маньчжурии были выгнаны в сторону 86-го разъезда 345 чел. совграждан и вместе с вещами брошены в поле...




№285
Из сводки отдела ОГПУ Забайкальской железной дороги о продолжающихся издевательствах китайских властей и военнослужащих над советскими гражданами
17 августа 1929 г.

По полученным сведениям, репрессии со стороны китайских властей в отношении увольнявшихся и уезжавших в СССР граждан усиливаются. Арестованных заставляют под конвоем выходить на работу. В Маньчжурии к арестованным явился командир гарнизона генерал Ля-и и заявил, что к нежелающим работать будут применены другие меры, так как высылка не достигает цели. В Чжалайноре арестованных посадили в крытые вагоны, причем закрыли как люки, так и двери, совершенно не дают пищи, а солдаты мародерствуют, крадут живность и при первой попытке сопротивления избивают, издеваются над женщинами, поднимают у них платье на улицах и т. д. Арестованных всюду содержат в невозможных условиях. В старом Харбине в тесное помещение заперто около 500 чел. Есть много больных, не исключены и смертельные случаи. Всего в Харбине арестовано свыше 500 чел. Репрессии применяются к семьям арестованных, их выбрасывают из квартир, не выплачивают заработанные деньги. Создано два концентрационных лагеря, где все садятся на голодный паек. Китайские солдаты насилуют женщин и девушек, воруют продукты, домашнюю утварь и опустошают огороды. На протесты германского генерального консула даются обещания исполнить и проверить, на самом же деле репрессии все усиливаются.




№287
Из сводки Дальневосточного отдела ОГПУ Забайкальской железной дороги об обстановке в Маньчжурии, продолжающихся арестах и издевательствах китайских властей над советскими гражданами
23 августа 1929 г.

С 18 августа в Маньчжурии заметен наплыв китвойск, а также японцев. С 22 августа Маньчжурия объявлена на военном положении, в городе ходить разрешается только до 11 час. По поводу перестрелок в Чжалайноре среди населения ходят различные слухи: одни говорят, что красные перешли границу, другие — китайцы и белые. Потери со стороны китайцев, по этим слухам, 120 убитых и 50 раненых..., Численность банд Гордеева, Размахнина и Бянкина достигла несколько сот человек. Они находятся за Хинганом и дали согласие войти в подчинение китвластей в случае возникновения военных действий... Аресты совграждан в Маньчжурии продолжаются, в ночь на 20 августа арестовано 16 чел. Арестованные ранее отправлены в Цицикарский концлагерь. 19 августа китайская полиция избила слесаря депо КВЖД Кашникова, проломлена голова в двух местах, повреждены руки и ноги. Паника в Маньчжурии продолжается, китвласти запретили торговцам вывозить из Маньчжурии съестные продукты: муку, сахар, чай и другие. Остальные товары торговцами из Маньчжурии вывезены. Китштаб из Маньчжурии эвакуировался...




№289
Донесение Дальневосточного отдела ОГПУ Забайкальской железной дороги об оборонительных работах, проводимых китайскими властями вблизи государственной границы, продолжающихся арестах и издевательствах над советскими гражданами
29 августа 1929 г.

За последние дни китайцы мобилизовали всех лошадей Маньчжурии, усиленно подвозят лес к своим окопам для постройки блиндажей. Замечено уменьшение числа палаток, стоящих на сопках, по направлению к разъезду китайцы концентрируют конные части. В Либинфу и на 14-м км КВЖД устроены артиллерийские склады. На заставах у ворот выезда из города появились белогвардейцы, служащие китайской армии. На ст. Чжалайнор арестован Чеплаков Константин, содержится под стражей связанным. В степи около Чжалайнора были арестованы двое советских граждан. Арестованные содержатся привязанными к дереву.



№291
Из информации Даурского пограничного отряда в НКИД о новых арестах советских граждан китайскими властями и активизации японской военщины в Китае
7 сентября 1929 г.

31 августа в Бухеду произведен поселковой полицией обыск в квартире надсмотрщика телеграфа т. Король. 4 сентября на ст. Угунор японскими солдатами заняты под постой контора начальника станции и квартиры служащих дороги, жена одного из них, Шустова, избита за отказ предоставить солдатам свою квартиру. На другой день все квартиры и контора солдатами освобождены...

4 сентября на ст. Хорхонте прибыло 6 япсолдат, кои в конторе начстанции подключились к проводам КВЖД и, не обращая внимания на протест начальника станции, занимали контору с 17 час. 30 мин. до 21 час., после чего станцию покинули. На эту же станцию 6 сентября прибыли 200 японских солдат и вопреки протестам заняли под постой железнодорожные квартиры, в том числе совслужащих Соловьева и Митрофанова. Один из солдат дежурил в конторе начстанции. На другой день все солдаты покинули станцию.

6 сентября на ст. Маньчжурия на службе арестован начальник станции КВЖД Шаблинский.

Перечислив указанные выше случаи насилия над совгражданами, я указал, что арест начальника станции нельзя рассматривать иначе, как продолжение тех массовых арестов, кои имеют место в Харбине и на восточной линии дороги...

7 сентября на ст. Маньчжурия днем на службе арестован чинами погранполицотряда машинист КВЖД Корсаков, причины неизвестны.

27 августа в Маньчжурию из Хайлара приезжал командующий японской кавгруппы генерал Хасунума, 28 августа он в сопровождении свиты ездил на границу в районе Отпора, затем днем улетел на самолете в Хайлар, предварительно пролетев километра 2 вдоль границы. 3 августа в Маньчжурию прибыл новый начальник японской жандармерии Сегава.

Следует отметить, что значение местных японских органов заметно повышается, так как на этой должности раньше был поручик. Также и в местную военную миссию, ранее всегда возглавлявшуюся капитаном, недавно назначен майор Сакурай.



№303
Из донесения Управления пограничной охраны и войск полномочного представительства ОГПУ Дальневосточного края об арестах и издевательствах китайских властей над советскими гражданами
27 сентября 1929 г.

Прибывшие из Китая советские граждане показали:

Основной концлагерь находится в Сумбее. Кроме того, существуют пересылочные концлагеря в клубах механических мастерских депо и московских казарм. Арестованные большей частью предварительно поступают в концлагерь в клубах, где с них снимают допрос, отсортировывают и затем направляют в Сумбей. Сумбейский лагерь представляет собой старые дощатые бараки, для жилья неприспособленные. В свое время бараки были построены для изоляции чумных больных (во время эпидемии чумы). Вначале в бараках не было ни пола, ни нар, окна были выставлены, спали на голой земле. За последнее время китайские власти предприняли кое-какие шаги к устройству нар, окон и пр.

В помещениях страшная скученность. В комнатах, рассчитанных на 15 чел., находится 50—60... Прогулки, передачи, свидания не разрешались. В связи с намечавшимися переговорами стали давать небольшие прогулки, разрешили передачу белья. Разрешены также свидания два раза в неделю в порядке очереди по 50 чел. в день. Медпомощи никакой нет. Медикаменты передавать не разрешается.

Питание: сайка и сырая вода. Горячей пищи никакой. К моменту посещения лагеря германским консулом стали выдавать помидоры. Среди заключенных имеются многочисленные заболевания дизентерией, есть больные брюшным тифом и скарлатиной. Смертные случаи от тифа были, точно известно два.

В связи с наступившими холодами положение многих арестованных тяжелое, так как некоторые арестованные находятся на спортивных площадках в одних трусиках (при арестах им не давали возможности одеться, забирали в ночном белье).

Среди арестованных имеются беременные женщины и женщины с грудными детьми. Никаких исключений для них не делается. Для грудных детей молоко не только не дают, но не разрешают передавать со стороны. Врачебной помощи нет. Несколько беременных женщин на последнем месяце, просились для родов в больницу. Им было отказано в этом. В последний момент после настояния германского консула под его личную ответственность беременных переправили в больницу с обязательством после родов вернуться в лагерь.

Советская общественность пытается наладить снабжение заключенных теплой одеждой и бельем. Были изготовлены два больших самовара для кипячения воды, но китайские власти отказались пропустить их в лагерь. Случаев освобождения из лагерей не было. Были случаи увода некоторых заключенных из лагеря, после чего последние пропадали без вести.

Кроме вышеуказанных лагерей, имеются два лагеря на линии: один в Хайларе и один в Цицикаре или Бухэду. Количество заключенных в Сумбее более 1000 чел., в клубе механических мастерских до 300 чел., в линейных — неизвестно. По показаниям других опрошенных, количество заключенных доходит до 3000 чел. Появившиеся в Харбине слухи о добровольном поселении женщин в концлагерях ложны. Таких случаев не было, и никто из советских работников о них не слыхал. Часть арестованных направляется в тюрьму, которая также переполнена. Арестованных советских граждан сажают вместе с уголовниками, набивая по 16 чел. в одиночку.

Аресты происходят ежедневно. Большей частью арестовывают ночью и на рассвете. Забирают без предъявления обвинения. Списки подлежащих аресту заранее составляются полицейскими участками. Аресты производятся силами полиции и сыскного отделения. Часть арестованных допрашивают в сыскном отделении, а часть — в полиции. При допросах бьют и применяют пытки...

Аресты производятся также и штабом китайских охранных войск. В штабе применяют особо зверские пытки, вроде зажима между досками половых органов, накачивания воздуха через задний проход, избиение мешками, наполненными песком, от чего получают внутренние повреждения без наружных следов... Председатель месткома депо Харбин Скачков замучен пытками в сыскном отделении. В окрестностях Харбина было найдено до 15 трупов: 9 — за старым Харбином и 6 — всплывшими на р. Сунгари. Часть трупов была обнаружена за р. Сунгари, а часть — за кладбищем. Установить личности казненных трудно, так как головы у всех трупов отрублены. Место, где зарыты трупы (за кладбищем), известно некоторым советским гражданам Харбина. Были случаи обнаружения обезглавленных трупов европейцев, охранявшихся солдатами.

В августе на ст. Куачанцзы был доставлен поездом, очевидно, с линии, молодой человек, весь избитый и окровавленный. Когда его вели по поселку, он цеплялся за заборы и кричал «Спасите!», а также выкрикивал фамилию «Петухов». Ночью его в бессознательном состоянии полиция доставила в больницу, где он умер. В ту же ночь полиция забрала его труп и закопала в неизвестном месте.

Случаев исчезновения без вести советских граждан насчитывается много, в особенности на линии. Известны пропавшие без вести: Бурцев, Жуков Евгений Филиппович, Борисенко Алексей, Наумов, Шульга, Саврас. Труп последнего был найден около железнодорожного полотна. Зарегистрированы случаи исчезновения арестованных на линии. Попытки родных найти своих близких в полиции или лагерях не увенчались успехом.

Положение на линии хуже, чем в Харбине. Всех самоувольняющихся арестовывают и увозят в Харбин в лагеря, а семьи на другой же день выбрасывают из квартир на улицу вместе с имуществом, причем запрещается кому-либо предоставлять для них квартиры. Отношение германского консула к принятым на себя обязанностям охраны интересов советских граждан более чем индифферентное. Узнав о скверном положении заключенных в Сумбее, оставшиеся сотрудники советского консульства, а также жены заключенных неоднократно просили германского консула посетить лагерь и принять меры к улучшению положения. Германский консул почти в течение месяца под разными предлогами отказывался от этого, но, наконец, уступил настояниям и посетил лагерь. Вслед за этим в белых газетах появилась заметка о положении в лагерях, интервью с китайскими чиновниками, посетившими лагерь вместе с германским консулом. Заметки были явно ложные, с описанием положения в розовых красках. Несмотря на то, что там фигурировала фамилия германского консула, последний не сделал опровержения этих заметок. Бывали случаи, что советских граждан, приходивших за справками о заключенных, секретарь германского консула просто выгонял. Такой случай был, когда советский гражданин Творогов, у которого в Сумбее находится жена с грудным ребенком, пришел в консульство за справкой о жене. Вместе с ним был его брат, находящийся сейчас в Ленинграде...

Об указанном выше случае смерти от избиения гр. Петухова на ст. Куанчанцзы было письменно сообщено германскому консулу, но последний ничего не предпринял.



№304
Из донесения Управления пограничной охраны и войск полномочного представительства ОГПУ Дальневосточного края об арестах, пытках и издевательствах китайских властей над советскими гражданами
26 сентября 1929 г.

Дополнительными прибывших из Китая советских граждан, установлено: после ранения провокатора Шишкина китайские власти с особенным остервенением подвергали арестованных советских граждан, особенно молодежь, пыткам: подвешивали вверх ногами к столбу, вливали в нос керосин и отрезали половые органы, вымогая показания, где находится московский подпольный комитет. Арестованный по подозрению в ранении Шишкина Кульбаченко был найден за кладбищем с отрубленной головой. Заключенные в концлагере до последних чисел сентября спали на голой земле, и германский консул никаких мер не принимал, что особенно способствовало развитию эпидемических заболеваний. Заключенных в концлагере советских граждан белогвардейцы разными пытками заставляют писать родным, женам и другим записки с требованием выдать представителю{*66} от 50 до 150 руб. денег. В Старом Харбине в железнодорожном клубе к концу сентября находились заключенные советские граждане до 200 чел.



№310
Из информации отдела ОГПУ Забайкальской железной дороги о грабежах и погромах, чинимых китайскими военнослужащими на ст. Пограничная
5 октября 1929 г.

В момент событий 8—9 сентября на ст. Пограничная были сильно развиты грабежи, производимые китайскими солдатами; последние ломали в квартирах дверные замки, забирая все ценное. Здание, в котором помещалась советская таможня, разграблено, вся мебель побита солдатами. Квартира управляющего таможни вскрыта, все имущество вывезено неизвестно куда. После бомбардировки в здании советского консульства камнями выбиты оконные стекла. В связи с грабежами население совершенно терроризировано. Разрушенный вокзал ст. Пограничная срочно ремонтируется. Все службы участка дороги до настоящего времени находятся в Мулине. Оставшимся служащим — советским гражданам китайцы предлагают принять китайское подданство... Ввиду малого движения стрелочники ст. Пограничная с трехсменной работы переведены на двухсменную, зарплата снижена на 10 китайских юаней, выплачивается несвоевременно. Пассажирские поезда ходят ежедневно только днем, ездят исключительно военные. Семьи служащих пытались выехать в СССР через Дайрен, но китайские власти этого не разрешили...



№313
Из донесения по прямому проводу Управления пограничной охраны и войск полномочного представительства ОГПУ Дальневосточного края об арестах, пытках и издевательствах китайских властей над советскими гражданами
12 октября 1929 г.

Передаем сведения, дополнительно полученные от советских граждан, служащих Дальбанка, прибывших из Харбина в первых числах октября через Дайрен. Репрессии в отношении советских граждан. Имеются документальные данные, устанавливающие расстрелы (помимо официальных), повешения, пытки. Известен случай повешения одного советского гражданина после невероятных пыток включительно до отрезанного и потом приклеенного носа. Солдаты мародерствуют, избивают людей ради развлечения. Белогвардейская пресса окончательно обнаглела, пишет в совершенно нецензурной форме невероятные провокационные вещи, и все это открыто поощряется со стороны китайских властей. Всякие попытки общественности оказать помощь советским гражданам и даже мероприятия официальных органов, которые обязаны защищать наших граждан (германский консул), встречают препятствия со стороны китайской администрации; по городу ходят слухи, что за каждого убитого при крушении или взрыве поездов из числа заключенных в Сумбее советских граждан расстреливать будут по жребию одного за одного. Белогвардейцы открыто потешаются над советскими гражданами, говоря, что их всех скоро из Харбина выставят до единого...

Содержавшийся под стражей сотрудник Дальбанка Денисов лично подтверждает о происходящих нечеловеческих истязаниях заключенных. От находившихся под стражей в сыскном отделении Главного полицейского управления через двух освобожденных оттуда индусов было получено письмо такого содержания: «Нас ежедневно избивают бамбуками и шомполами, кроме того, у одного из нас выбили несколько зубов. Прошу передать это письмо германскому консулу и просить его принять соответствующие меры к ограждению нас от пыток». Письмо в тот же день было вручено консулу. Спустя три дня заключенные были переведены в Сумбей, все они были изуродованы, некоторых полицейские вели под руки, так как ходить сами без посторонней помощи не могли. Двух из них вынесли на носилках. Выставляемые списки находящихся в Сумбее не соответствуют действительности, так как многие под шумок расстреляны. Американский вице-консул, посетивший Сумбей, в кругу знакомых заявил, что если арестованные пробудут в подобных условиях еще месяц-два, то 50% из них будут ненормальными. Расстрелянных советских граждан полиция и солдаты тайно зарывают за харбинским кладбищем. Партийцы и комсомольцы разыскали это место и ночью тайно вырыли несколько трупов (туловища без голов), опознать которые было невозможно. Бесследное исчезновение как из Сумбея, так и арестованных на линии показаниями подтверждается. Комсомолец Олешко в полиции подвергся жестоким избиениям, в результате чего у него лопнула барабанная перепонка и отбиты легкие. Арестованный в депо Полубанов вместе со 160 чжалайнорцами в штабе охранных войск подверглись ужасным пыткам. Его жена каким-то образом получила от него записку следующего содержания: «Терпеть больше не можем, пришлите яду». Дальнейшая судьба их неизвестна. Положение на линии: произвол полиции и китайских солдат на линии переходит всякие границы. Арестованных женщин на перронах избивают до потери сознания. Зверства белых доходят до того, что во время их «работы» от них с отвращением отворачиваются даже китайские полицейские. Железнодорожная администрация отдала по линии приказ, строго запрещающий частным домовладельцам сдавать в наем квартиры советским гражданам. В Хайларе арестованных железнодорожников после пыток водили по городу закованными в кандалы. Там особенно зверствует служащий в китайской полиции белобандит Черных.

Сведения о пытках и исчезновениях из Сумбейского лагеря подтверждаются. Заключенные лишены элементарных прав, предусматриваемых тюремным режимом. В уборную выпускают в день один раз независимо от потребностей. Наблюдается массовое заболевание дизентерией. За последнее время никакие передачи не имеют места. Переписка не допускается. Появились комиссионеры, предлагающие за плату свои услуги как в переписке, так и в передаче. Общее число арестованных, по имеющимся сведениям, достигло более 3 тыс. чел., аресты продолжаются. Китайская администрация пытается доказать, что в Сумбее содержатся только самоуволившиеся железнодорожники. На самом же деле наряду с железнодорожниками-профсоюзниками заключено в лагерь много граждан, «виновных» только в принадлежности к советскому гражданству.

Разрешенные одно время свидания сопровождались такими издевательствами, что заключенные и их родственники в большинстве случаев вынуждены были отказываться от них. В последних числах сентября германским консулом в Сумбей было направлено 3 автомобиля с продуктами для заключенных; сопровождавшие автомобили 5 товарищей китайскими властями были задержаны и заключены в Сумбейский лагерь. Консулу удалось продукты вернуть, задержанных не освободили. Другая передача, состоявшая из теплого белья и прочего, стоимостью в 1000 долларов присвоена белогвардейцами. Что предпринято по этому поводу германским консулом, неизвестно. Советские граждане чувствуют себя совершенно беззащитными. Ложась спать, не уверены в том, будут ли они на утро дома, в тюрьме или в концентрационном лагере. Однако, несмотря на исключительное бесправие и наблюдавшуюся панику, советская колония все же считает, что создавшееся положение временное и что роли переменятся. Невзирая на репрессии, советская колония регулярно информируется о действительном положении вещей.



№315
Из информации Управления пограничной охраны и войск полномочного представительства ОГПУ Д альневосточного края о продолжающихся арестах, издевательствах и пытках советских граждан китайскими властями
15 октября 1929 г.

Аресты как на линии, так и в Харбине продолжаются. За последнее время на ст. Маньчжурия в саду Желсоба{*67} были арестованы без всякой причины человек 10, в большинстве своем комсомольцы, среди них имеется один не гражданин СССР. Арестованы: Сегненков, Козьмин, Аксеновы (два брата), Пришлецевы, Чернышев и др. Арестованные содержались под исключительным режимом, пищи им не давалось совершенно, в результате чего некоторые из арестованных с голоду начали пухнуть и в таком состоянии через некоторое время были в связанном виде переведены в Сумбейский концлагерь... Все арестованные подвергаются самым жестоким пыткам, некоторые из арестованных из-под стражи освобождены. Состояние их настолько подавленное, вид настолько замученный и забитый, что избегают разговаривать даже с близкими...

Пытки арестованных совграждан в штабе охранных войск продолжаются. Отец одного из заключенных комсомольцев получил от охраны сплошь окровавленное в результате побоев грязное белье сына. Заключенные содержатся в темном подвальном помещении (при штабе охранных войск)...

Заключенным при штабе охранных войск в виде особого наказания запрещено садиться. Среди заключенных имеются раненые. Последним перевязок не делают, вследствие чего раны загнивают. Раненые настолько ослабли, что держаться на ногах не могут, товарищи во избежание побоев принуждены их поддерживать под руки. Приход в камеру заключенных кого бы то ни было из начальствующих лиц сопровождается обычно жесточайшим избиением заключенных...

Террор на линии достиг таких размеров, что все советские граждане оттуда повально бегут либо в Харбин, либо на японскую территорию (Чаньчунь). Издевательства на линии над советскими гражданами переходят всякие границы. В Хайларе заключенным советским гражданам отведено специальное помещение, в каждую комнату загнано от 40 до 50 чел. Заключенные за неимением места спят поочередно. Предложение китайских властей вернуться на работу встречает категорический отказ со стороны заключенных, за что последние подвергаются мучительным пыткам. За отказ вернуться на работу были избиты до потери сознания Пацюконин и Швед. Чтобы навести больший ужас на советских граждан, этих товарищей, привязанных друг к другу в окровавленном виде, избивая, водили по всем улицам железнодорожного поселка, по окончании этой процедуры они были прикованы друг к другу и в таком виде отправлены в Харбин. Раскованы они были по настоянию врача только неделю спустя.

В связи с бегством из Сумбейского лагеря двух заключенных режим доведен до крайних пределов, избиения приняли массовый характер. Жена одного из заключенных через охранника получила зашитую в окровавленном белье записку следующего содержания: «Не пугайся, небитых арестованных в Сумбее не имеется, счастлив, что жив до сих пор, ибо многие не выдерживают пыток. Умерших под пытками насчитывается несколько десятков. Их тайно хоронят ночью». Приносимые родными заключенных передачи, как одежда, так и пища, как правило, делятся между охранниками лагеря, которые, не стесняясь, ходят по городу в награбленной одежде.

Положение советских граждан в Харбине настолько безвыходное, что если бы громадное большинство их не было связано арестом родных, все поголовно покинули бы пределы Китая. В связи с запрещением выездных виз советским гражданам многие без таковых бегут на японские концессии.

На все жалобы советских граждан германский консул в Харбине разводит только руками, говоря, что там, где война, возможно все, что он ничего сделать не в состоянии. В результате посещения Сумбейского лагеря Штоббе заявил, что заключенные, безусловно, находятся в худших условиях, чем могли бы находиться, и удовлетворился ответом китайских властей, что положение их будет улучшено, что, однако, в жизнь не проведено.

Белобандиты Воросов, Зыковы (три брата), Акимов, Окупцев и другие открыто занимались организацией отрядов для налета на советскую территорию. Упомянутым белым китайские военные власти открыто выдавали оружие и прочие необходимые боеприпасы. Распоясавшееся офицерье в пьяном виде открыто призывает к борьбе с СССР...


{*61} Датируется по содержанию.
{*66} Так в тексте.
{*67} Так в тексте.

Пограничные войска СССР 1929—1938. Сборник документов и материалов. — М.: «Наука», 1972.
Tags: пограничники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments