amyatishkin (amyatishkin) wrote,
amyatishkin
amyatishkin

Бой с броненосцем

Зотов. В. Из воспоминаний 1918 года

Не пришлось нам отдохнуть в Таборинске. Разведка донесла, что белыя бросили против нас несколько пароходов и конницу. Пришлось отступить в верх по реке в деревню "Фирули", где на левом берегу оставили сторожевое охранение с пулемётом, а на правом окопались, установили пулемёты, и разведка пошла вперёд, а свободныя люди пошли в деревню помыться в бане. Я сидел в рубке, читал старую газету, а весельчаки в трюме наплясывали под песню "Яблочко". Ниже нас стояла баржа с провьянтом и боевыми припасами, на которой были и красноармейцы как охрана. И вдруг этот весёлый и мирный отдых нарушил крик часового: "Пароход снизу!" Я выскочил на палубу и вижу – снизу из-за поворота, от нас [34об] не более как верста, движется чудовище, не похожее на пароход и на баржу, а какой-то ящик, похожий на громадный гроб. Это был броневой пароход белых "Ермак", выпущенный из Омска.

Наше сторожевое охранение открыло по броневику пулемётный огонь, но броневик двигался и сам пускал свинцовый град по нашему пароходу. Отступать нам было нельзя, потому что большая часть команды мылась в бане во главе с командиром отряда моряков. Но не растерялся командир парохода т.Рассамахин. Геройски под огнём белогвардейцев забежал в рубку, дал тревожныя свистки и подал команду отчаливать от берега. Получилось небольшое смятение. Кто бежит на берег, кто с берега, и наконец т.Рассамахин, водварив порядок, отдал распоряжение быть по своим местам, стал руководить пароходом спокойно. Трапы убраны, чалки обрублены, и пароход круто повернул поперёк реки, обнаружив правый борт под обстрел белых. Это заставила сделать тяжело нагруженная баржа, не давая сильнаго хода пароходу. Люди, находившиеся на барже, спустились в трюм и оттуда отстреливались по наступающему чудовищу.

Т. Рассомахин, не обнаруживая своего безпокойства, отдавал распоряжение, чтобы усилили огонь по штурвальной рубке противника, а сам стоял у штурвала и слал противнику из винтовки пуля за пулей, "не смотря на то, что был без партейный". Был момент, что чудовище от нашего парохода были в 80 или 100 саженях, но наши доблестныя руководители в лице командира отряда т. Зырянова и зам.начальника отряда моряков [35] т. Корнильцев не смущаются, а дают распоряжение приготовить 5-фунтовыя гранаты и приготовиться к абордажу. Положение было скверное. Белыя нас разстреливали почти в упор. Один пулемётчик был ранен и не мог оставаться при пулемёте, его заменили другим. Фонерныя перегородки кают превратились в решето. Ускорить ход отступления мешала нам нагруженная баржа, да и к великому нашему огорчению истощалось топливо. Пришлось под огнём противника выламывать перегородки, сдирать доски, чтобы иметь возможность хотя и тихо, но двигаться вперёд. На наше счастие пароход противника повернулся и подставил нам левый борт, по которому мы открыли сильный пулемётный огонь, что его малость задержало, и мы отошли за остров.

Чудовище белых, вероятно, было повреждено нашим огнём потому, что преследовать нас перестало. Мы на острове запаслись топливом и приняли остальную часть нашей команды, которая отступала по берегу, а к вечеру возвратились в деревню Носово. Но уже не играла там гармоника, не раздавалась залихватская песня красноармейцев, а с жестокостью смотрели в ту сторону по реке, куда ушло чудовище, отобравшее от нас дорогих защитников революции. Да, эта встреча с чудовищем дорого нам стоила. Многие из товарищей лежали в трюме раненыя и в бреду ещё переживали часы боя, а многие в защите дорогой революции погибли в Тобольской тайге.

Весь текст у uncle_ho в Воспоминания В. Зотова
Tags: РККФ, море-окиян, море-окиян-1
Subscribe

Posts from This Journal “море-окиян” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments