amyatishkin (amyatishkin) wrote,
amyatishkin
amyatishkin

Category:

"Основные принципы деятельности Сибирского военного комиссариата"

Доклад А. А. Таубе на заседании Центросибири 4 мая 1918 г.

I
Основой новой армии должны служить массы угнетенных и эксплуатируемых классов — революционный вооруженный народ.
Для того, чтобы этот народ вооружить, обучить, сформировать в роты и батальоны, воспитать в нем военные навыки, превратить его из толпы, может быть, революционной, но беспорядочной в могучую организованную военную силу с революционным духом и высокоразвитым сознанием, необходимо, по мнению военного комиссариата, создать стройно налаженный аппарат.
Этим аппаратом и должна явиться социалистическая Красная Армия.
Батальоны Красной Армии должны явиться, во-первых, той школой, в которой пройдут свое обучение красноармейцы — будущие инструктора вооруженного рабочего и крестьянского населения, и, во-вторых, тем остовом, который послужит для образования новых многочисленных полков и прочих формирований.
Стремясь создать армию, могущую защищать интересы трудящихся, военный комиссариат не скрывает опасности и возможности при известных условиях превращения этой армии из орудия защиты социалистического отечества в орудие политических авантюр.
Масса армейцев, оторванная от производства, поставленная в привилегированные условия военной касты, при известных условиях может оказаться весьма склонной к бонапартизму и к возвеличению какого-либо любимого вождя и способна оторваться от интересов всего класса, из недр которого она вышла.
С другой стороны, если у армии не будет ясно поставленной высокой цели, если в ней постепенно разовьются безделье и леность, армия неминуемо разложится и станет рассадником преступности.
Использование армейских частей для полицейских целей также чревато вредными последствиями: производство обысков, реквизиций, арестов самостоятельно красноармейцами безусловно действует на них развращающе, порождает в них чисто полицейские наклонности и в этом отношении возможны злоупотребления и заметный рост преступности.
Все это, несомненно, должно быть учтено при организации Красной Армии. Каковы же, однако, должны быть основы этой новой армии, чтобы эти вредные тенденции были предусмотрительно парализованы?
Здесь необходимо отметить целый ряд положений, а именно:
1. При создании армии должен строго соблюдаться принцип сознательного добровольчества. Для того чтобы быть революционным солдатом, а впоследствии, может быть, и организатором или инструктором отряда, должно быть ясно выражено и высоко развито желание добровольно и сознательно идти в эту армию, созданную для защиты эксплуатируемых классов против угнетателей.
2. Принцип известного отбора. Не всякий, пожелавший записаться в Красную Армию, принимается туда, а только тот, кто имеет удостоверение, рекомендующее его как лицо надежное в нравственном отношении и как человека более или менее сознательного.
3. Воспитание революционно-классового сознания. Вступая в армию, красноармеец должен проникнуться высоким званием борца не за богатство сильных мира сего, не за интересы кучки привилегированных людей, а за интересы угнетенных и эксплуатируемых классов. Все обучение, все воспитание должно быть построено на принципах революционного социализма, все учебники и уставы должны быть переработаны в этом духе.
4. Красноармейцы в часы, указанные для занятий, должны затрачивать максимум энергии, чтобы остающимися часами для отдыха они привыкли дорожить.
Часы отдыха должны быть уделены разумным развлечениям.
Поэтому одной из первых задач военного комиссариата является широкая постановка инструктирования войсковых комитетов в культурно-просветительной работе.
5. Организационная связь аппарата управления армии на местах с центрами и органами власти и пролетарскими организациями, а также подчинение начальников красноармейских частей в политическом отношении этим центрам.
Имея все это в виду, военный комиссариат полагает, что власть начальника гарнизона как имеющая прежде всего политический характер должна быть передана президиумам исполнительных комитетов местных городских Советов рабочих депутатов и осуществляться под непосредственным контролем военного комиссариата.
Для работ, имеющих штабной и чисто военный характер, и в большом гарнизоне, должны приглашаться помощники начальников гарнизонов. Президиум распоряжается и ведает политическими выступлениями Красной Армии и Красной гвардии, а также оказывает помощь милиции при реквизициях, обысках, доводя о каждом случае вызова войск до сведения военного комиссариата.
6. Организационная связь Красной Армии с Красной гвардией городов, делегирование штабами Красной гвардии своих представителей а штабы Красной Армии (военные отделы), подчинение Совету местной Красной гвардии.
7. Усиление боевой мощи и усовершенствование в смысле обучения и развития техники пролетарской Красной гвардии.
Массы красногвардейцев, стоящие у станка, участвующие в процессе производства, скрепленные классовым сознанием, представляют самую надежную опору против всевозможных покушений на революцию и лучшее противоядие всяким политическим авантюристам.
Поэтому прием красногвардейцев должен быть особенно тщателен, и поведение последних должно быть вне всяких подозрений.
8. Обучение военному искусству всего пролетариата Сибири и ознакомление главным образом с ведением партизанской войны, окопным делом и уличной борьбой.
9. Создание Красной гвардии деревень из деревенской бедноты. Организация отрядов, могущих выступить против покушений контрреволюционных элементов.
10. Популяризация военных знаний затем, чтобы армия не находилась в руках специалистов-техников. Создание академии военных наук для наших товарищей, желающих ближе ознакомиться с военным делом, издание журнала военного комиссариата и военное издательство.

II
Как бы ни была поставлена Красная Армия как основное войско и Красная гвардия как резерв, с ними вести серьезную настоящую войну немыслимо.
Современная война требует громадных технических приспособлений и огромную массу человеческого материала. Организация технических средств войны — задача, которая одному Сибирскому военному комиссариату не по силам. К разрешению этой задачи должны быть привлечены и другие отделы советских организаций, в особенности отделы труда и промышленности.
Кроме того, разрешение этой задачи нельзя ставить только в сибирском масштабе, она должна быть выполнена в масштабе всероссийском.
Во всяком случае, перед военным комиссариатом стоят на очереди вопросы о снабжении армии теперь и об увеличении в будущем запасов продовольствия, обмундирования, снаряжения, снабжения оружием и патронами, о производстве снарядов и орудий, а также увеличении авиационного, автомобильного, телефонного и другого имущества. В связи с этим перед военным комиссариатом стоит вопрос о немедленном создании военно-технических училищ: артиллерийского, авиационного, военно-топографического и инженерно-саперного, автомобильной роты и др.
Ввиду того, что перед нами военный вопрос является вопросом сегодняшнего дня, военный комиссариат полагает начать организацию краткосрочных курсов по указанным предметам немедленно. Имея в виду, что можно вести пока партизанскую войну, должно быть обращено внимание на создание кавалерийских училищ.
Для привлечения народных масс в армию должны быть организованы два аппарата: мобилизационный и обучения.
О необходимости быстроты мобилизации говорить не приходится, так как в большинстве случаев от нее зависит исход войны. Поэтому перед военным комиссариатом стоит непосредственная задача — создание учетно-мобилизационных отделов при всех уездных Советах, волостных комитетах и взятие на учет всего боеспособного населения, разработка детального плана мобилизации и проведения пробных мобилизаций. Мобилизационное дело требует громадного опыта, ввиду чего должны быть немедленно организованы курсы секретарей мобилизационных отделов.
Должно быть также хорошо поставлено дело передвижения и переброски войск из одного района в другой. Работа эта требует обстоятельного знакомства с техникой, грузоподъемностью и состоянием железнодорожного, водного и сухопутного транспорта.
Во время войны требуется массовое увеличение инструкторов-руководителей в виде командиров взводов, рот и батальонов. Основою кадров отделенных и взводных командиров должны быть красноармейцы. Поэтому они должны пройти курс особой учебной команды и специальные ускоренные курсы.
Ввиду особенностей будущей войны и считаясь с тем фактом, что нам придется воевать прежде, чем мы будем готовы к войне, возникает настоятельная необходимость в подготовке красноармейцев и к руководству отдельными отрядами, и выработке боевой инициативы, и к известной находчивости.
Каждый красноармеец не на словах, а на деле должен носить в своем ранце фельдмаршальский жезл. Он должен быть способен поднять мирно спящую деревню, вооружить, воодушевить ее и повести ее боеспособное население на партизанские выступления.
Само население должно быть обязательно обучено военному искусству. Поэтому перед военным комиссариатом стоит вопрос о проведении обязательного для всего населения предельного возраста обучения военному искусству, хотя бы в продолжении 3 или 4 недель, а может быть, о призыве под ружье одного или двух лет призывного возраста.

III
Какова же должна быть схема организации новой армии? Прежде всего необходимо заняться организацией штабов.
Военный комиссариат полагает, что он в своем Главном штабе должен объединить работу всех трех окружных штабов Сибири, деятельность артиллерийского управления должна быть строго централизована и сосредоточена в едином управлении, как и управление передвижения войск, при военном комиссариате. При губернских и областных Советах должны быть организованы районные губернские штабы (военные комиссариаты), находящиеся в подчинении комиссариату Сибири и работающие под контролем губернских Советов. Губернский районный штаб объединяет работу уездных штабов, которые ведут работу по всем отраслям военного дела, уездных учетно-мобилизационных отделов, которые, в свою очередь, опираются на волостные учетные военные отделы.
Поэтому первой задачей комиссариата является посылка в губернские города опытных инструкторов для немедленной организации таковых штабов и для поддержки с ними точной организационной связи.
Административное деление Красной Армии. В связи с возможностью близкой войны как войны партизанской военный комиссариат полагает, что в первое время придется создавать немногочисленные мелкие, но легкие универсальные, снабженные техническими средствами отряды, которые самостоятельно могли бы, отделяясь от других отрядов, выполнять определенные боевые задачи. В будущем же с увеличением числа таких отрядов их придется сводить в более крупные боевые соединения — полки и дивизии, с тем чтобы представилось возможным централизовать их управление в одних руках. Строевая часть и ведение боя должны безраздельно принадлежать компетенции начальников. При этом в составе армии кроме строевых начальников должны быть введены в виде преподавателей и техников-руководителей те или другие технические силы — специалисты отдельных отраслей военного искусства. Руководство технической частью должно всецело принадлежать им и протекать под контролем советских комиссаров.
В отношении назначения начальников военный комиссариат предполагает повсюду в Красной гвардии иметь вполне законченное, снизу доверху выборное начало, так как здесь приходится иметь дело с пролетарско-классовой организацией и непосредственные выступления таковой мыслимы главным образом в виде уличной борьбы, отдельных выступлений в качестве партизан. Работа эта, несомненно, требует упорства, инициативы и высокого сознания.
В Красной Армии военный комиссариат, вполне соглашаясь с мнениями центральной власти, признает необходимым ввести принцип назначения начальников. Право назначения должно принадлежать местным Советам, начиная же с командира батальона — военному комиссариату, считаясь при этом с рекомендациями местного Совета. По мнению военного комиссариата, дисциплинарная власть не может быть предоставлена начальникам. Только в боевой обстановке командирам частей должно быть предоставлено право расстрела неповинующихся, бегущих с поля битвы, трусов и мародеров. Гарантией правильности применения этой крайней меры должна быть возможность предавания военному суду начальника, применившего неправильно эту меру, в каждом отдельном случае.
Кому же должна принадлежать власть дисциплинарная?
Бесспорно, что идеальной частью в военном отношении является та, которая по приказу, как прекрасно налаженный механизм, быстро исполняла бы волю одного лица. (Этой машинности добивались от солдат муштровкой и дисциплиной.) Но вместе с тем обстановка современного боя требует широкого понимания условий этого боя, находчивости, самостоятельности, инициативы от стрелка.
За подчиненным же нельзя все время уследить, приходится, поручая ему боевые задания, естественно полагаться на его добросовестную исполнительность. Вот тут-то первостепенное значение приобретает военное воспитание.
Следует поэтому воспитать сознание красноармейца в необходимости повиновения и беспрекословного исполнения боевого приказа. Там, где не хватает этого сознания, вспомогательной мерой должно явиться соответствующее наказание.
Никакой проступок не должен оставаться без наказания — такова логика военной дисциплины.
На ком же будет лежать обязанность за каждый проступок красноармейца определять размер и характер наказания?
Военный комиссариат полагает, что за преступления обычного общегражданского порядка, совершенные красноармейцами, они должны, как и все остальные граждане, подвергаться суду обычному, установленному для всех граждан Республики. За преступления же чисто военного характера, совершенные в мирной обстановке, вроде нарушения правил караульной службы, утери винтовки и пр. и пр., виновные подвергаются суду революционного трибунала при необходимом условии введения туда представительства от военного комиссариата.
Для наказания преступлений, совершенных в боевой обстановке, должны быть созданы особые военные суды.
Право предавания суду принадлежит каждому гражданину, обязанность предавать суду — надлежащим начальникам, военным комиссарам, штабам и местным Советам.
Остается вопрос относительно пресечения дисциплинарных проступков вроде опоздания на службу, несоблюдения правил казарменной жизни и т. д. Военная наука вполне правильно придает этому вопросу громадное значение. Бесспорно, от ничтожного военного проступка и от общей распущенности солдат деморализуется армия и таким образом превращается в толпу.
Военный комиссариат полагает, что следить за исполнением военных правил и предавать дисциплинарному суду — обязанность строевого начальства.
Обязанность же наказывать, т. е. определять род и степень наказания за совершенные проступки, должна принадлежать кому-то третьему. Начальнику власти этой предоставлено быть не должно, так как он теряет здесь свой авторитет, и не исключается возможность при пользовании этой властью владеть частью и в политическом отношении.
Военный комиссариат полагает необходимым для таких проступков установить батальонный суд, куда должны входить: комиссар от военного комиссариата, представитель командного состава и один делегат из посылаемых красноармейцами в местный Совет.
Этот суд обязан рассмотреть каждый проступок в течение 24 часов с момента его совершения.
Какое место отводит военный комиссариат выборным комитетам Красной Армии?
По этому вопросу в округах Сибири существует очень большое разногласие.
В то время, как Приамурский округ полагает необходимым существование в полку и батальоне трех комитетов, а именно: хозяйственного, строевого, обучения и боевой подготовки, Омский округ полагает, что комитеты создаются исключительно по личным делам красноармейцев и в строевую, хозяйственную и по внутреннему управлению деятельность не вмешиваются.
Военный комиссариат, в свою очередь, признает необходимым выборные организации в новой армии создавать, начиная с батальонов, вводить туда своего представителя и предоставить им в полной мере деятельность хозяйственную и культурно-просветительную. При этом комитеты не должны быть громоздкими. Комиссариат полагает, что батальонный комитет должен состоять из представителей в Совет по одному от роты, кроме представителей от губернского военного комиссариата.
Деятельность комитета в хозяйственной части должна объединяться в высшем хозяйственном органе Красной Армии — комитете снабжения при военном комиссариате, которому должны быть переданы все функции интендантства. Военному комиссариату и штабам принадлежит право ревизии инструктировавших комитетов, а также отдачи под суд членов комитетов, виновных в бездействии, растрате и т. д.

IV
В заключение остается сказать еще несколько слов о насущных задачах текущего момента.
Задачи эти следующие:
1. Организация партизанских отрядов.
2. Увеличение красноармейских частей.
3. Создание подрывных команд.
4. Упорядочение Хабаровского и Даурского фронтов.
5. Увеличение конского состава.
6. Создание кавалерийских отрядов.
7. Учет сил, снаряжения, вооружения и правильное их распределение.
Для успешного выполнения поставленных задач является настоятельная необходимость в том, чтобы товарищи на местах привыкали исполнять требования фронта.
Отсюда, естественно, вытекает необходимость и в строгой централизации военного дела.

«Известия Сибирского военного комиссариата», 26 мая (начало), 1 июня (продолжение) и 27 июня 1918 г. (окончание). — Библиотека Иркутского государственного университета. Коллекция редких газет.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments