amyatishkin (amyatishkin) wrote,
amyatishkin
amyatishkin

Categories:

Соболев Л. Из записных книжек. Одесса. Сентябрь — октябрь 1941 г.

Из предисловия: Записные книжки Леонида Соболева времен Великой Отечественной войны — черновой, рабочий инструмент писателя. Все, что заносилось на их страницы, подвергалось затем тщательному отбору и обработке, представая перед читателем-современником в виде рассказов «Морской души», в очерках «Дорогами побед», во фронтовых эпизодах повести «Зеленый луч». Соболев использовал далеко не всё из своих заметок. Еще и сейчас в чередовании занесенных сюда имен и фактов, в беглых зарисовках и давно забытых подробностях военного быта находит он истоки новых сюжетов и замыслов.
Всего в писательском архиве Леонида Соболева сохранилось четырнадцать записных книжек — с июня 1941 по май 1945 г. Заметки в них велись изо дня в день, с весьма небольшими перерывами. Принцип их ведения во многом напоминает корабельный вахтенный журнал: исключая обстоятельные записи бесед с фронтовиками и их рассказов, манера изложения здесь предельно лаконична; как правило, с точностью до минуты указывается время отмечаемого события, встречи, разговора. Большинство записей носит строго деловой характер. Однако наряду и вперемежку с ними на страницы книжек заносятся также и заметки личного, семейного, бытового порядка.
В настоящем издании публикуются с некоторыми сокращениями лишь те записи, которые были сделаны на фронте под Одессой (книжка № 3, с 11 сентября по 7 октября 1941 г.). Все они имеют непосредственное отношение к работе Леонида Соболева над книгой «Морская душа» и очерками «Дорогами побед», составляя часть «документальной основы» этих произведений.

Скачать

12 сентября. Севастополь. 83 день войны
В 12 пошел пройтись по городу — дома закрашены, окна заляпаны. В небе разрывы, упала головка снаряда на улицу...
В 17 звонок — Соболеву не уходить, будет оказия: в Одессу идет «Микоян». В 21 — катер. Фосфорится вода. Силуэт — двухтрубная низкая посуда. Прошел к командиру: кавторанг Сергеев Сергей Михайлович, балтиец; военком — старший политрук Новиков Михаил Федорович — тоже балтиец. Уходят в 10 утра, ходу 26 часов (12 узлов!). Вчера штормовали, валяло на 42° с периодом в 4 мин. Оно и понятно: это ледокол, превращенный во вспомогательный крейсер, с артиллерией, но без тралов и антимагнитного устройства. Сергеев за чаем рассказал: 1 июля на «Быстром» выходил из бухты, у бонов взлетел. Буквально: его подкинуло до марса — шесть метров. «Летел медленно, увидел рядом марс и медленно, стал опускаться, как во сне, когда летаешь...» Упал на четвереньки на прежнее место мостика, потерял сознание, но пришел в себя от сильного удара: на него упал краснофлотец на спину. «Это лучше вышло — а то миноносец шел влево на мины». Рулевой успел исполнить команду и тоже упал — ранен в голову. Все остальные на мостике убиты, кроме помощника... Миноносец загорелся — вспыхнула нефть, призатопился на камни, потом отвели в док.
Предполагал вечером, оставшись здесь... дописать «Солнцестояние»{1} и письмо домой — не вышло... Можно спать в салоне у командира. В 4 часа «Микоян» переходит на бочку: девиация, потом погрузка боезапаса. — В газете нота Болгарии. Тут, однако, чего-то будет...

13 сентября. Море. 84 день
В 7 час. сводка. Оставлен Чернигов...
Снялись в 11.40. На мостике флагманский штурман и флагарт.
Кажется, на походе будет какая-то дополнительная «петрушка» — вероятно обстрел берега.
12.20. Ход 10 (парадный), ветер два балла. Наши ястребки и МБР{*1} в воздухе. Впереди на облаках два ПЕ (двухмоторные){*2}, 12.25. ПЕ отвернули на вест, ушли за облака. Палубу поливают из шлангов. Команда обедает по боевым постам. 13. В воздухе только два МБР в нашей охране. Сопровождают нас и два МО{*3}. На баке обедают у орудий. Один у бачка сидит рядом с санитарным пол-литром — «нервы крепкие».
14.20. Пообедали. Сергеев, оказывается, «испанец», командовал миноносцем «Валенсия». Его рассказы о героях-летчиках.
Новиков сообщил о задании — как я и думал, обстрел дня три (вернее — ночи). Решил остаться здесь на операцию, послав записку Азарову (член Военного Совета ЧФ).
14.22. Самолет справа над берегом на норд-ост. Следят. 14.30. Исчез.
15-00. Справа 10° на 500 м два самолета.
15.20. Самолеты исчезли.
15.50. Траверз Евпатории. 16.05 — ушел в каюту написать выступление по радиосети. Писал с 16.30 до 18, в 18.00 открылся Тарханкут.
19.30. Говорил перед микрофоном 10 мин. Получилось.
Вышел — темнеет. Очень мало облаков. В 20.20 ушел в каюту поспать до рассвета. Лег в 21.30, посмеявшись с командиром. Его рассказы об Испании, об овладении языком, о рижском бальзаме и постоянное его присловье: «понимаете, так сказать, так твою мать...»

14 сентября. Море близ Одессы. 85 день
Встал в пять, проснувшись от радио: «Начался рассвет, утроить бдительность».
Ленин на VI съезде 1918 г. о германском империализме: «Эта машина пошла дальше, чем сами германские империалисты хотели, и их раздавила. Они увязли, они оказались в положении человека, который обожрался, идя тем самым к своей гибели [...] Сначала он невероятно раздулся на три четверти Европы, разжирел, а потом он тут же лопнул, оставляя страшнейшее зловоние...» {2}.
7.15. Одесса... Дали радио о приходе в точку, ждем катера с обстановкой и заданием. Заготовил письмо Азарову о прибытии и решении остаться на «Микояне» на обстрел.
8.10. Прибыл флагарт ВМ базы кавторанг Филиппов и флаг-связист капитан 3 ранга Баратов с задачей.
8.15 — боевая тревога.
Девять самолетов над берегом. Потом еще десять — оказались наши.
Смотрел карту обстановки — язык у Сухого Лимана. На днях наши отошли, сужая фронт. Батарея у Дофиновки бьет по городу. Задач может быть три — язык, Дофиновка и между ними.
На снарядах надписи: «Гитлеру — лично». Придумали как охмурять самолеты (дымовой шашкой).
9.45. Люстдорфская батарея ведет огонь.
11.45. Стрельба на фронте все время продолжается. От зюйд-ост до зюйд-вест появилась сплошная облачность до зенита. Над берегом — И-16 и три МИГа пошли к фронту. 11.50 — шесть самолетов из-под солнца. 11.55 — они неизвестно где. Облака разошлись, небо почти чистое. Выходим на боевой курс. 12.05 — шесть самолетов оказались над северным берегом, бросили бомбы.
12.15. Вернулись наши ястребки. Два И-16 сбросили над фронтом по бомбе.
12.40. Легли на боевой курс, дали установку. Дистанция 127 кабельтовых.
12.45. Начали пристрелочный. 12.47 — поворот на обратный курс 225°, малый ход. 12.52 — снаряд с Дофиновки, кабельтова три недолет. 12.54 — второй, то же. 12.57 — наш второй. Над нами барражируют{*4} два И-16. 13.00 — третий снаряд с Дофиновки — ближе, но в 6 кб. Пулемет в воздухе. 13.02 — наш третий. 13.05 — четвертый снаряд с Дофиновки в 8 кб. 13.07 — поворот на обратный курс 45°. — «49». 13.28 — «жду 26». Отходим ближе к берегу. «25 жду 26»{*5}. Легли на 45°. 13.35 — наш четвертый. «17 — 15 — 14 — 6 немедленно 25». С 13.30 резко усилился артогонь на фронте. Вышли три И-16 туда. 13.38 — наш пятый снаряд. 13.48 — торпедная атака с левого борта бреющим. 13.49 — огонь. 13.51 — торпеда прошла по левому борту (ворочали). 13.54 второй торпедоносец — говорят, вторая торпеда, я не вижу. 13.56 атака кончилась, дать главным не успели. Заметил торпедоносца с кормы Жаворонков, химист, второго — Гиндин Валентин Михайлович, командир пулеметной группы. Самолеты шли с зюйд-оста, с моря, бреющим.
14.11 — курс 45°, наш шестой снаряд. 14.20 — наш седьмой. [Далее опущен ряд цифровых данных смены боевого курса.]
14.37. Самолет-торпедоносец идет на нас. 14.40 — отвернул вправо, дали для страху фугасный (шел с оста, атака с зюйд-оста).
14.50. Стрельба дойдет по Болгарке{*6}. 15.07 — залп.
Принесли обед. Штурман: «6° и 14°. Дать дистанцию. Почему одна ложка?» «15 — 20 — 15 — 50 быстро 25». 15.14 — залп фугасно-осколочными. 15.26 — залп.
А мы с военкомом обедаем (принесли вторую ложку).
15.40 — выстрел. 16.01 — выстрел.
16.40. Справа два торпедных катера на нас. Решили обстрелять, 16.43 — обстреляли, они застопорили, начали давать опознавательные. А в 17.00 приняли радио: с моря три морских охотника и два торпедных катера{3}.
17.17. Жестокий зенитный огонь и разрывы на зюйд-весте. Полный ход, зигзаг. Самолетов не видим. 17.30 — в воздух пошли наши (И-16). Стрельбу продолжаем.
18.14 — видят самолет зюйд-ост, высота 100 м, далеко.
18.25 — перешли на поражение через 25 сек. по два фугасно-осколочных.
18.37 — перешли опять на залпы. 18.38 — в городе воздушная тревога, 18.55 — два торпедных катера ставят завесу у порта. Возле них черные разрывы.
19.03 — отбой воздушной тревоги.
19.40. Бомбардировщик прошел над нами, бросил бомбу в город. Вторая бомба на берегу...
19.55 — фейерверк: Ю-88 в прожекторе. Сбросил две бомбы в порту и в городе (500 кг). 20.00 — большие бомбы в городе, всего восемь бомб и потом еще две. Эффект — зарево при взрыве.
20.00. Отдых, ужин, сон.
Итоги первого дня — дали полный комплект снарядов береговой шестидюймовой батареи, атака торпедоносца, атака катеров, налет самолетов, бомбежка Одессы. Впрочем, надо спать — темное время, до рассвета надо выспаться. Получили новую задачу — батарея у Фонтана и Григорьевки: в случае, если ночью запеленгуем их огонь, днем обстрел.
Несомненно, что святой Николай Мирликийский все эти годы жил на пенсии от флота и теперь помогает. Только этим можно объяснить некоторые вещи.
Выходил проветриться на ночь — темная, тихая ночь, звезды, все время бухают орудия, давая молчаливые вспышки. В 20.30 связались с Филипповым, спросили как стрельба. Ответил: «отлично». Вечером беседовали с командиром и военкомом о людях, сказал свое впечатление, так же и о «варягах» — с линкора. Настоящие люди.

15 сентября. Море близ Одессы. 86 день
Ночь прошла спокойно. Ветерок четыре балла, норд-ост, против него — даже холодно. Барражируют — два И-16. Радио: самолеты противника в воздухе. Сводка: оставлен Кременчуг. В 8.10 связались с Филипповым, уточняем задачу.
9.05 — воздушная тревога. Ю-88 и еще два над берегом у Фонтана, скинули две-три бомбы.
9.40 — атака самолетов. 9.44 — самолеты, под солнцем. В порту страшный дым... Выходим в точку стрельбы — будем бить Гильдендорф, дистанция 116 кб. Там батарея, по которой хотели дать вчера.
Комиссар рассказал, что ночью оказалось: текут котлы — шесть — из-за форсирования ходов (уклонения на бомбежке) и требования бездымности. Стал вопрос — как чеканить. Рабочий (с завода, гарантийный!) подсказал решение. Люди полезли в котел чеканить — сперва в асбесте, потом в капковых бушлатах, смоченных водой. Температура — 100°. Вместо трех суток один котел ввели в 6 утра, остальные вводят.
9.55. Начали огонь по Гильдендорфу. Над ним два Ю-88, проходят с носу под солнце. 10.08 — четвертый пристрелочный по батарее Гильдендорфа. 10.10 — залп, поражение. Корректировщик: «200 метров от батареи». 10.18 — два Ю-88 с носа, дистанция 84 кб. 10.26 — «Юнкерсы» сбросили на берег шесть-восемь бомб, повернули на нас. Возле них — разрывы. Прошли мимо в море. 11.15 — в стрельбе заминка, помеха корректировки. [Далее опущены цифровые данные смены боевого курса.]
11.46. С берега дали цель, просят немедленно огонь [...] Задачу выполнили хорошо. Израсходовано 12 + 31 и 30 в первую — 73 снаряда. Корректировщики — старший лейтенант Черепов, вчера старший лейтенант Терновский.
12.57 — опять просят огонь. С кормы самолет (И-16), дальше разрывы.
13.25 — дали пристрелочный по высоте у лимана. Обедали. С берега — до 16-ти огня не потребуется. Сообщил военкому, что завтра утром уйду в Одессу, просил катер. С 14-ти — был в кочегарке и в машине, смотрел чеканку котлов. Механик завел литературный разговор. Собрался читать «Индивидуальный подход», но вовремя сообразил, что это было бы бестактностью по отношению к командиру корабля. Вот ведь случай!{4}
15.00 — воздушная тревога. 15.06 — сбросив бомбы на берег у Фонтана, три Ю-88 уходили восвояси. Над головой 3 + 3 ястребка, бой, исчезнувший вдали. До 16-ти провел беседу на палубе и в микрофон, читал «Загадки техники». 17.45 — шесть бомбардировщиков из-под солнца, оказались наши. Набрали высоту, ушли к линии фронта. Они еще были в воздухе, когда дважды, в 18.10 и в 18.20 появились два Ю-88, потом три. Прошли над берегом. Разрывов бомб не видно.
Берег просил ждать — до 17, до 18... Ждем.
Ужинали, разговоры с военкомом и инструктором политотдела до темноты. Пошли наверх, там я сыграл с мостика по трапу — думал, за дверью продольный мостик и шагнул в пустоту. Счастливо — ударился боком, а гудел здорово... Голос из темноты: «Это какой чудак загремел?» Я ответил: «Я», Погода портится, облака. Лег спать в 11 час, известия плохо слышно.
Около 20 час. Бомбили Одессу — три-четыре бомбы крупных.

{1} «Ночь летнего солнцестояния», рассказ Л. Соболева — первый из созданных им на материале Великой Отечественной войны.
{2} В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 158—160.
{3} Здесь идет речь об одной из тех оплошностей, которые так часто допускались в первые месяцы войны. Корабли, обстрелянные «Микояном», были нашими, они шли на подкрепление в Одессу. Служба связи запоздала предупредить об их подходе, и дело едва не кончилось бедой. Именно этот эпизод имеет в виду, в первую очередь, Л. Соболев, завершая запись от 14 сентября невеселой шуткой насчет Николая Мирликийского.
{4} В юмористическом рассказе Соболева «Индивидуальный подход» повествуется о том. как комиссар корабля «излечивает» старика-боцмана от привычки к «сверхкрепким» морским выражениям. Такая же привычка была свойственна и командиру «Микояна» (см. запись от 13 сентября).

{*1} Морские ближние разведчики.
{*2} Самолеты конструкции Петлякова.
{*3} МО — небольшие корабли, «морские охотники» за подводными лодками.
{*4} Барраж — заграждение. Здесь — воздушное охранение.
{*5} Запись кодовых сигналов: «49» — «меняю курс», «26» — «корректировка», «25» — «залп» и т. д.
{*6} Деревня под Одессой.

Сама книга взята у crusoe Литературное наследство. Том 78-2. Советские писатели на фронтах Великой Отечественной войны.
Tags: Дневники, книги
Subscribe

  • Willie & Joe

    One of 'em ain't been in long enough. The other has been in too damn long.

  • Willie & Joe

    "Вы не можете сражаться на два фронта!" (надпись на штыке "Слухи")

  • Willie & Joe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment