amyatishkin (amyatishkin) wrote,
amyatishkin
amyatishkin

Categories:

Их профессура готова к бою!




Дуэль - традиция дворянская, идущая с воинственных времен средневековья. Нередко повод был пустяковый, но даже в середине 19 века архаичный кодекс чести вынуждал лить кровь.

Такое варварство не могло не возмущать интеллектуалов, особенно врачей, «слишком хорошо знающих, какие повреждения производит в организме пуля весом в пол-унции.» Ведь медики - люди самой гуманной профессии!
Да, они тоже иногда дрались, «но не из-за красивых глазок или бутылки кларета, а из-за аневризмы подключичной артерии». Это совсем другое дело.

Цитаты выше из «American Medical Gazette” за дек.1859г., повествующей о сложных отношениях Д.Фостера и С.Чоппина, врачей из Charity Hospital (больницы для бедных) Нью-Орлеана.Их профессиональные трения начались еще в 1856, когда студент-медик (ученик Чоппина в колледже), решил посетить карнавал. Там он получил от студента-юриста тяжелое пулевое ранение и был доставлен в госпиталь. Его лечащим врачом был хирург-резидент Фостер, но и Чоппин, как наставник, не мог остаться в стороне.

В результате больного посещали поочередно и тот, и другой, каждый лечил по-своему. Фостер велел медсестре выбрасывать лекарства Чоппина в окно. В конце концов они случайно встретились у кровати студента, вспыхнула ссора, а затем «жестокая кулачная драка». Их разняли, но на следующий день они стрелялись во дворе госпиталя на дробовиках. К счастью, оба промахнулись, дело замяли, и все закончилось хорошо. Больной, правда, умер.

Но борьба за здоровье народа только начиналась.В 1859 в госпиталь поступил больной с аневризмой подключичной артерии. Операция предстояла сложная, мнения врачей о ее методе разделились. Прошла неделя, а больного все не оперировали. Чоппин, желая доказать свою точку зрения, предложил пациенту перейти в его личную клинику. Операция и уход будут бесплатными, и он еще заплатит больному 50 долларов. Тот с радостью согласился, но Фостер, узнав об этом, приказал клеркам не выписывать его.

27 августа больной собрал вещи и хотел уйти, но привратник отказался его выпускать. Приехал Чоппин, сам оформил выписку и хотел забрать больного, но тут появился Фостер. Состоялся классический диалог:
Чоппин: «Вы смотрите на меня, сэр?»
Фостер: «Да, сэр, я смотрю на Вас!»
Чоппин: «И что Вы обо мне думаете?»
Фостер: «Я думаю, что Вы гнусный мерзавец!»

На Юге это вполне заменяло вызов. Фостер извлек 5-зарядный револьвер, у Чоппина в карманах случайно оказались 2 «дерринджера» и нож Боуи. Не тратя времени на формальности, они открыли огонь. Одна из пуль Фостера пробила шею Чоппина, задев яремную вену. Другая «попала ему в тазовую область, вошла в боковой карман штанов и вышла через шов штанины.» Чоппин выстрелил из двух пистолетов, но неудачно - одна пуля мимо, другой он попал себе же в руку (в момент ранения в шею его рука с пистолетом дернулась). Несмотря на все раны, он бросился на Фостера с ножом, но подоспевшие студенты разняли противников.

В репортаже местной газеты «Дерби» (за 28 авг.1859г.) говорится, что Чоппину немедленно наложили швы, и он, вероятно, выживет. Фостера арестовали, но тут же отпустили, претензий ни у кого не было. Во время перестрелки больной сбежал, так что и здесь исход благополучный.

Врачи этого госпиталя вообще отличались бескорыстной любовью к людям, не всегда находившей понимание даже в медицинской среде. Еще в 1838 тогдашний хирург-резидент Ч.Лазенберг удалил катаракту пленной индианке племени семинолов, заплатив ей за это 5 долларов. Сам он обьявил операцию успешной, но у коллег она вызвала споры. После расследования его исключили из городского «Физико-медицинского oбщества» за некомпетентность. В постановлении «oбщества» от 9 июня 1838г. указано, что в результате операции индианка полностью ослепла на левый глаз, и частично - на правый.

Также приложено письменное свидетельство доктора Кера, что и моральный облик Лазенберга небезупречен. Готовясь к дуэли с другим доктором, «он имел привычку подвешивать трупы умерших пациентов и стрелять по ним из пистолетов, тренируя меткость.» Постановление справедливо замечает, что родственники покойных могли быть недовольны.

Лазенберг факты стрельбы не отрицал, но упреки во врачебной ошибке его огорчили, и он вызвал на дуэль еще 2 докторов «oбщества». Слава богу, поединки не состоялись, а то население осталось бы вообще без медпомощи. Лазенберг затем продолжил успешную карьеру, основав собственное «Медико-хирургическое oбщество Луизианы».

Ничего не скажешь, профессиональный подход. Научные дискуссии гуманистов - это вам не дикие дворянские предрассудки.

Оригинал взят у satchel17 в народная медицина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments